<< Главная страница

Олег Блоцкий. Боевики Переиграли Кремль





Олег БЛОЦКИЙ

БОЕВИКИ ПЕРЕИГРАЛИ КРЕМЛЬ
Все заявления кремлевско-чеченских политиков, а также бодрые рапорты некоторых российских СМИ о наступлении в Чечне мира - от лукавого. Действительно, в республике сегодня не воюют, но внутренняя, скрытая от посторонних глаз ситуация крайне напряженная и в любой момент грозит обернуться новым кровопролитием.
Все эти полтора года войны в российских СМИ выращивался и тщательно лелеялся образ чеченского боевика: смелого, гордого, в любую минуту готового умереть за Ичкерию, но в то же время беспредельно справедливого, как по отношению к своим, так и к противнику.
Нынешняя ситуация в Грозном, после того, как он полностью перешел под контроль боевиков, во многом смазывает этот искусственный и лубочный образ. Сейчас столица Чечни просто нашпигована вооруженными сепаратистами, которые, не таясь и совершенно не собираясь разоружаться, разгуливают по городу.
За порядком в Грозном наблюдают совместные комендатуры, где бок о бок служат вчерашние противники - боевики и бойцы спецподразделений МВД. В городе одна центральная комендатура и четыре районных. Руководство ими, по документам, осуществляют совместно чеченские и русские коменданты. На деле же всем заправляют командиры сепаратистов, которые мало в чем советуются со своими российскими коллегами.
Местные жители, которые потянулись со своими проблемами к воротам совместных комендатур, тоже обращаются только к чеченским комендантам. Действуют они так, исходя не из национального принципа, мол, чеченец чеченца лучше поймет, а исключительно из здравого смысла: реальная власть в городе находится в руках боевиков, а, следовательно, надо у нее, власти, и просить о помощи. Даже немногочисленные русские, которым некуда ехать в Россию и которые по-прежнему живут в Грозном, тоже предпочитают обращаться именно к чеченским комендантам.
Когда же я поинтересовался у русской жительницы, почему она все-таки пришла в центральную комендатуру именно к коменданту-чеченцу, а не к его русскому напарнику, та честно ответила: "Я была в нашей районной комендатуре и именно у российского офицера. Тот мне откровенно признался, что он и сам не знает, останется ли живым".
Подобные настроения царят среди всех российских военных, которые ныне служат в Грозном. Солдаты и офицеры говорили, что, случись какая-либо заваруха, и они будут надеяться только на себя, ибо подмоги ждать неоткуда: федеральных частей в Грозном более нет, а помощи из российских военных баз, которые находятся в пригородах чеченской столицы, ждать бессмысленно, потому что пока колонны бронетехники пробьются с боями к комендатурам, их всех - российских эмвэдэшников - уже давно перебьют.
Впрочем, службу федералы в комендатурах несут исправно, со своими чеченскими коллегами живут мирно и совместно выезжают патрулировать город на "уазиках" с синими литерами на бортах "КС", что означает "комендатуры совместные". Правда, непонятно другое - почему над подобными машинами плещется в одиночестве лишь флаг "Республики Ичкерия" и напрочь отсутствует российский. Может быть, читателю в России подобный штрих мало о чем говорит, но собственно в Грозном для местных жителей подобная деталь более чем красноречива, ибо российские флаги реют лишь в двух местах столицы Чечни - в Ханкале и аэропорту Северный.
Итак, город под контролем боевиков. Теперь, когда вокруг все свои, таиться вроде бы и ни к чему. Противоречия между чеченцами на бытовом уровне обострились до крайности.
Обычно обыватели постоянно заявляют о своем единстве и о целостности нации, как о некоем неделимом монолите. Мысль эта рефреном проходит во всех разговорах с ними. Однако если долго общаться с чеченцами, которые живут в горах, то можно узнать очень много интересного об их собратьях с равнины. Оказывается, те и веру давно забыли, и обрусели окончательно, и в войне за Ичкерию принимали малое участие. И вообще настоящие чеченские тейпы - это горные чеченские кланы.
Равнинные же чеченцы смотрят в сторону гор несколько по другому: от веры мы не отказывались, но понимаем ее несколько иначе, не так ортодоксально. Да, мы образованны, есть врачи, учителя, деятели культуры, но когда учение вредило человеку? Да, многие из нас занимали ключевые посты в республике, но это было не услужение Москве, а лишь обычное стремление человека и к власти, и к тем благам, которые она вместе с собой несет.
В настоящее время ситуация в республике вообще и особенно в Грозном складывается таким образом, что к власти приходят горные тейпы. Многие горожане возмущаются, что люди с автоматами и в бородах силой оружия начинают регулировать их жизнь.
Особенно возмущает грозненцев тот факт, что когда после августовских боев вооруженные сепаратисты организованно покидали столицу Чечни, они не забывали прихватить с собой все то, что плохо лежало в госучреждениях, а помимо этого легковые и грузовые автомашины, многочисленную строительную автотехнику.
"Если они так много говорят о восстановлении города, то почему они все вывезли?" - возмущаются местные.
Впрочем, делают они это тихо, тайно, полушепотом, опасаясь даже родственников. Тут же грозненцы начинают рассказывать о случаях мародерства, которые боевики устраивают по отношению к местным чеченцам: в нескольких местах ограбили квартиры; где-то из домов все вывезли; там вырезали всю семью, сводя с ней какие-то свои стародавние счеты.
Чеченские представители центральной комендатуры подтвердили, что подобные факты имеют место, но напрочь отмежевали свое движение от этих мерзостных случаев.
"Это не мы, это рекламные боевики, ну те, которые не воевали, а только теперь нацепили зеленые повязки, обмотались пулеметными лентами и ходят, издеваются над людьми, - говорили сотрудники комендатуры. И добавляли. - С нарушителями мы боремся".
Это и в самом деле так. За два дня до моего приезда в Грозный прямо на территории центральной комендатуры было расстреляно трое чеченцев за изнасилование девушки-чеченки. Другие же более мелкие правонарушители подвергаются прилюдной палочной экзекуции. Как правило, это сорок ударов. Особенно часто перепадает пьяницам, так как в Чечне сепаратистами введен сухой закон. Но и в деле борьбы с "зеленым змием" имеют место не вполне объяснимые перегибы. Свою порцию палок получают и местные русские, которые не совсем понимают, почему нормы шариата вдруг внезапно стали распространяться и на них - христиан по вере.
Впрочем, город Грозный (а вернее, те руины, которые когда-то были столицей Чечни) обширный, раскидистый, и за всем творящимся на его территории комендатуры уследить не в состоянии. Поэтому на въездах установлены (опять же по бумагам) совместные российско-чеченские посты, которые признаны досматривать въезжающие и выезжающие машины.
Я побывал на одном из таких постов. Представитель ДГБ (департамент государственной безопасности республики Ичкерия) долго и красочно рассказывал о том, какую гуманную миссию выполняют именно на этом участке дороги федералы и боевики, какой между ними мир и покой.
После того, как красноречивый мужик в камуфляже сел в "Ниву" и уехал, российский старший лейтенант, десантник, начальник подразделения, сплюнул и изложил свое понимание происходящего: никаким совместным комендатурам он не подчиняется и более того - их не признает; у старлея свое начальство в Ханкале, и ему он только и подчиняется. Да, иногда приезжают какие-то боевики к его посту, и сидят по другую сторону дороги. Но два дня они есть, а два отсутствуют. А если честно, братан, то стыдно очень стыдно - это черт знает что получается! Если пошла такая пьянка, что боевики вокруг, то выводили бы нас отсюда быстрее, на хрен такая пародия нужна.
Подобные чувства испытывают и офицеры МВД, которые служат в совместных комендатурах. Один из них сказал так: "Стыдно - не то слово. Я в Чечне уже второй раз. И сейчас половину срока провоевал против них, а теперь рядом и даже помогаю им их порядки в городе устанавливать. В наш отряд в России за все время войны из Чечни пять "цинков" пришло. Что я сейчас нашим мужикам скажу, когда вернусь? Как им в глаза посмотрю?"
Оптимистичнее всего - боевики. Завидев фотоаппарат, они привычно и картинно вскидывают правые кулаги вверх и многократно кричат "Аллах акбар!"
Жители же Грозного смотрят в будущее с пессимизмом и гадают, как они переживут эту зиму, если доживут до нее, ибо сейчас в столице Чечни ходят упорные слухи о возобновлении боевых действий в двадцатых числах этого месяца.

17.09.96 год, Грозный - Слепцовская - Москва



Олег Блоцкий. Боевики Переиграли Кремль


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация