Олег Блоцкий. Инаугурация Масхадова





Олег БЛОЦКИЙ

ИНАУГУРАЦИЯ МАСХАДОВА
Инаугурация чеченского президента Аслана Масхадова проходила во Дворце культуры химиков на окраине Грозного. Выбор столь странного места для такой торжественной церемонии не был продиктован ни соображениями безопасности, ни каким-то хитроумным политическим расчетом. Просто это здание оказалось единственным уцелевшим среди тех, которые способны вместить хотя бы несколько сотен человек. В скромном зале на пятьсот посадочных мест и убранство было спартанское: по стенам развешаны зеленые чеченские флаги, на русском языке короткий лозунг - "Ислам и свобода".
Появление Александра Лебедя, приехавшего на церемонию вместе с президентом Ингушетии Русланом Аушевым, было встречено жидкими аплодисментами и негромкими криками "Аллах акбар!". Кроме Лебедя были и другие российские гости: Иван Рыбкин, представитель правительства Российской Федерации Георгий Курин, Галина Старовойтова, Элла Панфилова.
Крики усилились, когда в зале появился уходящий президент Ичкерии Зелимхан Яндарбиев.
Церемония началась молитвой, которую произнес отрок в черкеске, напевно растягивающий слова. Затем долго и страстно, естественно, по-чеченски, говорил Яндарбиев, закончивший выступление фразой: "В этом зале есть гости, которых не должно быть". Кого он имел в виду, можно только догадываться. После троекратного "Аллах акбар" экс-президент Ичкерии в сопровождении многочисленной охраны демонстративно покинул зал.
Настал час Масхадова. Он вышел в строгом гражданском костюме и каракулевой шапке. После исполнения ичкерийского гимна мулла прочел молитву и привел третьего президента республики к присяге. Масхадов произнес ее скороговоркой глуховатым голосом. Затем - речь нового президента. Часть зала, понимающая по-чеченски, то сокрушенно вздыхала, то одобрительно гудела. Остальные - "иностранные" журналисты и приехавшие на торжество гости из других кавказских республик - похоже, чувствовали себя чужими на этом празднике чеченской политической жизни. Повезло Александру Лебедю - ему кое-что перевел Руслан Аушев, сидевший с ним рядом. В частности, и такую фразу: "Мы всегда желали и теперь тем более желаем только мира, дружбы и братства между народами". Впрочем, о завершении церемонии почему-то объявили по-русски.
И народ дружно повалил на улицу. Первым его встретила группа буддийских монахов, которые весело били в бубны.
Масхадов поднялся на некое подобие трибуны и принял парад вооруженных сил. Перед президентом выстроились представители двенадцати фронтов Ичкерийской республики.
Заключительный аккорд официальной церемонии был в прямом смысле слова оглушительным. Раздалась такая стрельба в воздух из автоматов и пулеметов, что люди пригнули головы и заткнули уши. Стреляли все, кто имел оружие, стреляли долго, с наслаждением, до последнего патрона в магазине. То ли хотели раз и навсегда избавиться от опасных военных игрушек, то ли доказать, что есть еще порох в пороховницах.
26 февраля 1997 года, Грозный



Олег Блоцкий. Инаугурация Масхадова